?

Log in

Изначально здесь отмечались зафрендившие меня и рассказывали, зачем они сделали такую глупость. Теперь это верхний пост. Тут по-прежнему можно представляться, а также клянчить "покажсиське", назначать встречи, задавать вопросы, оставлять пожелания и вообще писать любую ерунду.

Про этот ЖЖ
Помимо бессодержательного УГ, здесь иногда бывают посты про еду, политику, искусство, разные города, кино (редко), литературу (еще реже) и людей вообще. И еще я вывешиваю тут свои рисунки, этюды и фотокарточки.

Про меня
Вопреки распространенному мнению, мой юзернейм не имеет отношения к д-ру Менгеле. Коли вслух кому приспичит читать - Мяргáле или Мергéле. Впрочем, юмор приветствуется. Один френд называет меня Паниковной. Представление о том, как я выгляжу, можно получить по тегу "азъ".
Про Оливье и оливье можно писать так много, что наберется на хорошую книжку: история салата и его автора, честное слово, намного интереснее, чем Цезарь Кардини с его цезарем (хотя последний и поизящней). Здесь я сильно распинаться не буду, ограничусь мифологией, цитаткой-другой Гиляровского и вчерашними лабораторными опытами.

...Collapse )
Последние [московские ресторации – прим.] все-таки не удовлетворяли изысканных вкусов господ, побывавших уже за границей, — живых стерлядей и парной икры им было мало. Знатные вельможи задавали пиры в своих особняках, выписывая для обедов страсбургские паштеты, устриц, лангустов, омаров и вина из-за границы за бешеные деньги.

Считалось особым шиком, когда обеды готовил повар-француз Оливье, еще тогда прославившийся изобретенным им «салатом Оливье», без которого обед не в обед и тайну которого не открывал. Как ни старались гурманы, не выходило: то, да не то.

...Collapse )

Olivier
Давно хотела написать пост о главном профессиональном заболевании дизайнеров - повальной дремучей безграмотности. Но эта картинка, в принципе, все сказала за меня:



UPD. Есть вариант еще круче:



Дорогой коллега! Чтоб ты сдох, сука, в адских мучениях.
Указанная "Неделя искусств" предваряет ежегодный гей-парад в болгарской столице.

Ахтунги прямо уж и не знают, к кому еще примазаться, на какую глыбу опереться нежным пидорским плечиком. Раньше у них были уайльды-чайковские-тьюринги, теперь советские солдаты. Какая прелесть, черт возьми.

inde313x

Сахарок

Отродясь тошнило от сиропничанья. Объяснить, однако, что в нем такого гадкого, получается не всегда. А тут у krivorukova вдруг возник самый лучший на свете пример, цитирую:


Детская поликлиника. В очереди мамочка в голубой кофте с дочкой лет пяти. Разговаривает Голубая кофта сиропным голосом:
- Леночка, ну не вертись. Ну смотри, косичка у тебя растрепалась. Как ты к доктору пойдёшь с такой косичкой? Смотри, у всех девочек аккуратные косички (переплетает косичку).

Соседка по очереди (притворно-доброжелательно):
- Ой, как Леночка выросла!

Голубая кофта (отвлекаясь от дочери, приторно до отвращения):
- Ах, дети так растут, ах-ох-ах (далее с обеих сторон поток банальностей).

Временно неподконтрольная матери Леночка принимается с наслаждением раскачиваться на стуле и, как следует раскачавшись, довольно звучно шмякается лицевым фасадом на пол плашмя.
Поликлинический коридор на пару секунд затихает.

Голубая кофта (с чувством, громким басом):
- Ленка, ийййоб твою мать!

Про Красную свадьбу



Гражданам, которые вот уже неделю ноют по поводу жутенькой девятой серии "Игры престолов", ни в коем случае нельзя смотреть "Саус-парк": напиваться с горя после каждого убийства Кенни слишком накладно для здоровья и кошелька.

Tags:

(Дополняя сие.) День рождения - это единственный день в году, когда мне страстно хочется замуж. Крайне желательно, чтобы "замуж" располагался хотя бы за пару тысяч км от места, где я живу.
Приучила эту милую барышню к мундштуку. И мне отчего-то не стыдно.



Read more...Collapse )

Tags:

Переводить хороших товарищей в категорию возлюбленных - что может быть прекраснее? Одно плохо - становится невозможно пожать человеку руку при случае.
Есть у мужчин такой возраст, когда барышня, фланирующая рядом, может с одинаковой вероятностью оказаться как дочерью, так и любовницей.

(Навеяно утренней беседой с камрадом gelikon)

Эротическое

Многие спрашивают - в чем разница между эротикой и ню. Можно, я скажу? Эротика - это когда на снимке голая телка делает очень-очень серьезное табло и натужно страдает от столбняка. А ню - это когда или столбняка нет, или табло несерьезное.

Высокохудожественное

Помню, лет 10-15 назад в моде были такие чудовищные китайские "картины с часами". Висели на каждой кухне. Не нашла, увы, фотографии, потому по памяти примерно набросала картинку. Всей неизбывной пошлости этой шелкографической маринистики она не передает, но приблизительный вид - где-то такой.



Моя почтенная маменька называет эти изделия "Моменто в море".

Благочестивое

В злачных заведениях появилось "постное меню", на гастрономических сайтах - "постные рецепты". Верх цинизма, ящитаю.

Конгениальное

Одна из прелестей уединенной жизни - никто не копается в твоем компьютере. Можно сохранять прямо на рабочем столе личный дневник, записи сновидений, медицинский календарь, персональную бухгалтерию и бог знает что еще. И отважно назвать "Интим.doc".

А в седые времена, когда ни счастье уединения, ни компьютер еще не были доступны, я строчила в сопливый подростковый дневник футарком - скандинавской руникой, и, надо сказать, довольно бегло. Со временем практика сошла на нет, навык был похерен, а эпизод с "тайнописью" так и вообще забылся.

И вот, вижу сегодня в одном из постов на "Хреновине" рисунок Дениса Яцутко:



Не задумавшись, читаю под воробышком: "и птицы славят бога", и только после того догоняю, что писано-то, так сказать, по-нашему. И вроде бы ерунда, а так отчего-то тепло и приятно - просто слов нет.

Мультикультурное

- Валико-джан, что она хочет?!
- Ничего не хочет, танцует.


Еду на днях в автобусе. И не просто в автобусе, а в таком ностальгическом - длиннющем с гармошкой посредине. Появились вот совсем недавно, а до того, кажется, только в прошлом веке были. В моем детстве такие курсировали между городом и дачными поселками. Самый кайф был - встать на круглой площадке внутри гармошки, и чтоб она вращалась.

Ну вот, сижу перед самой этой круглой площадкой. Напротив, с другой ее стороны, развалилось лицо южнокавказской, кажется, национальности с очевидными признаками недавнего переезда в город из богом забытых широт. Сидит и пырится на меня. Для неместных отмечу: у дикарей не принято, чтобы баба пялилась на мужчину без повода. В городе же сии дети природы овеяны славой известного толка, потому и местные барышни тоже на них стараются особо глаз не поднимать, дабы, вроде как, не провоцировать. Такой вот глупый предрассудок.

Короче говоря, сидит и пырится. А мне скучно, ну и смотрю на него, не моргая, в ответ. Джигит удивился лицом, заерзал. Подпираю щеку рукой, смотрю заинтересованно. Джигит ерзает пуще прежнего, толстыми пальчиками подбирает свои и без того короткие брюки. Через пару минут поднимается, подходит к дверям (которые перед самым моим носом) и стоит. Одну остановку стоит, другую стоит. И пырится, и надувается. Лопнет, - думаю. Но нет, не успел. На третьей порывисто вышел и пошел восвояси, оглядываясь.

Приятно вносить разнообразие и свежесть в чужой быт, чо.

Весеннее

Почувствовала себя полноценной женщиной. В плане полной нелогичности действий.

В деревне Гадюкино, прямо по Хазанову, дожди. Если дождя нет, значит, есть снег. Некоторая часть его падает с неба, другая лежит огромными черными кучами и сочится негою тут и там. Вывозить его, конечно, никто не собирался, а теперь уж поздно. Замерзнуть при нулевой температуре он не может, но и высохнуть, быстро растаяв, тоже. Дойти в соседний двор, не провалившись три-четыре раза по щиколотку в этот коктейль "Черный русский со льдом", совершенно невозможно.

И смотрю я на все это в окно. И вынимаю из коробки бежевые ботиночки. И надеваю пальто цвета светлого хаки длиной, натурально, в пол. И иду.

Героическое

(Стариковски покашливая.) Читатель нынче измельчал.

Возьмем героев. Раньше ведь какие герои в ходу были? Сплошные человеки эпохи Возрождения. Все умели, всем были хороши.  Вот, например, Холмс – мешали ему занятия боксом играть на скрипке? Нет, не мешали. Или Бонд тот же. Или Арагорн, наконец, Араторнович, который одинаково умело, как мы помним, расшаркивался с эльфийской знатью, писал песни, резал орков и разжигал костер-звездочку под дождем с одной спички. Герои прошлых дней, даже если в них и есть какая-нибудь печоринка, сочетают в себе кучу замечательных качеств, начиная с хорошего, годного происхождения (в Англии – дворянского, в Советах – крестьянского, фигли) и заканчивая зашкаливающими волевыми показателями. И совсем, замечу, этого не стесняются.

А нынешний герой - он кто? Антон Городецкий, заштатный сисадмин.  Знатоки печатного слова любят говорить, что читатель хочет ассоциировать себя с героем. Так вот не могу не согласиться – нынешний герой очень похож на нынешнего читателя. Младшие научные сотрудники, сальноголовые клопики в толстых очках, слава аллаху, в большинстве своем уже повымирали от нищеты и пьянства, а их облезлые кухни, насквозь пропахшие плохой едой, плохими сигаретами и плохими стихами, давно закатаны под евроремонт. Но зато у нас теперь есть эти. Ну, вы их знаете. С  анекдотами про стр-рашных гопников и офисную пятницу, с узкими плечиками, с хилой сутулой спиной, с подпиской на «Бизнес-идеи» и «Мысли успешных мужчин» в социальных сетях. И с непременным Бегбедером в кармане. Плохо представляю себе, чтобы подобных граждан мог вдохновить какой-нибудь Мересьев, Бержерак или даже Фигаро.